Слишком много случайностей 3 глава

– Да, – снова кивнула Галина. – Мне тоже их дружба не очень нравится. Ну да хорошо. Пойдём к нам завтракать.

– Да не! Пора уже идти, если желаю засветло возвратиться.

– Куда идти?!

– Я же написал записку!

– Так я же не успела её прочесть!

– До Новейшей Трёшки желаю сходить. К камню. Обещал Пелагее Слишком много случайностей 3 глава. Ну и самому охото по лесу походить, пока погода отменная.

– Один! Голодный!

– Мёду возьму.

– А мне что сейчас делать? Ворачиваться в дом с привидениями?

Александр засмеялся:

– Да ты не страшись. Оно доброе.

– Всё равно страшно. Это что-то потустороннее, – захныкала Галина. Позже чуток помыслила и развела руками: – Я снова для Слишком много случайностей 3 глава себя удивляюсь! Я смирилась с существованием привидения, как будто речь идёт о колонии летучих мышей. Типа – раз вреда от него нет, то и пусть для себя живойёт.

– А что остаётся делать?!

– Как что?! Не знаю! Но что-то нужно!

Александр засмеялся:

– Веками люди жили с ними плечо о Слишком много случайностей 3 глава плечо, уславливались как-то. Вспомни сказки деда Ефима про домовых.

– Молока ему налить в блюдце?! И хлеба положить?

– Начни с этого, – пожал плечами Александр. – А я пойду лесных духов проведаю.

Исповедь

Скрипнула дверь. Оксана очнулась и приоткрыла глаза. Медсестра вынула из вены иглу, сняла со штатива пустую бутылку и вышла.

Оксана Слишком много случайностей 3 глава произвела осмотр потолок – таракан пропал. Она попробовала без него занырнуть в детство, чтоб продолжить разговор с матерью, но… мочевой пузырь, как будто спасательный жилет, задерживал её в реальном времени. Она села на кровати и обозрела палату. На примыкающих кроватях спали ещё две дамы. Судя по запаху, какой-то из них Слишком много случайностей 3 глава не успели впору подсунуть утку.

Оксана встала, обвернулась в одеяло и, не обнаружив около кровати тапок, с босыми ногами вышла в коридор.

– Куда направилась?! – услышала она за спиной суровый глас и обернулась.

– А где у вас туалет?

– Утка под кроватью! – сказала малая колобкообразная санитарка.

– Для чего утка? – опешила Оксана. – Я Слишком много случайностей 3 глава сама могу.

– Не можешь! – возмутился Колобок. – Ты должна лежать!

– Но какой в этом смысл, если мне уже лучше?!

– Не положено!

Оксана закончила спорить и продолжила поиск подходящего заведения.

– На данный момент охрану позову, – сказала санитарка и двинулась по коридору, перекатываясь с ноги на ногу.

Оксана проводила её взором и Слишком много случайностей 3 глава усмехнулась:

«И здесь заместо меня решают, что я могу, а что не могу. Хозяева жизни, блин!»

Возвратившись из туалета, она села на кровать и брезгливо сморщилась. Запах стал просто невыносим, но бдительная санитарка не спешила делать свои прямые обязанности. Поджав колени и упершись в их лбом Слишком много случайностей 3 глава, Оксана сконцентрировалась на своём раздражении и опять начала погружаться в глубину памяти. Сейчас она увидела себя не в малеханькой кухоньке, а в церкви. «Ну для чего я согласилась?» – застонала она на уровне мыслей и уже желала было уйти, но поймав сверлящий взор мамы, которая стояла (поточнее, посиживала на собственной инвалидной Слишком много случайностей 3 глава коляске) в очереди следом за ней, смирилась и шагнула к аналою [4] . Священник набросил ей на голову парчовый шарф и стремительно пробормотал молитву. Позже спросил:

– Имя?

– Оксана.

– Это что ещё за имя такое? – пробасил он. – Крещена как?

– А… Ксюша.

– Кайся! – разрешил священник.

– Каюсь, – кивнула Оксана, – порочна.

– В чём порочна? Рассказывай!

– Что? С Слишком много случайностей 3 глава подробностями? – опешила Оксана.

Священник нахмурился.

– Когда последний раз была на исповеди?

– Никогда. Впервой.

– Что ж тебя никто не наставил-то? – вздохнул он с досадой. – Стоишь здесь, время отнимаешь!

– Извините.

– Да ты не у меня прощения требуй, а у Бога!

– Повинна. Не могу расслабленно слушать нытьё собственной мамы Слишком много случайностей 3 глава. Мне кажется, что я её готова уничтожить либо сдать в дом престарелых. Понимаю, что даже мысли такие – грех смертный, но ничего не могу с этим поделать. – Она замолчала, пытаясь сдержать слёзы.

– Ну? Далее! – поторопил священник.

– Что далее? – опешила Оксана. – Этого не много, что ли? Что мне делать с Слишком много случайностей 3 глава этим грехом?! Я раскаиваюсь! Отпустите мне его!

– Грехи на исповеди отпускаются все сходу, какие перечислишь.

– Всё! Я всё перечислила!

– Всё? Все грехи с 7 лет?

– Ну, не все, естественно. Но то, что меня истязает.

– Хорошо. Отвечай на вопросы, так резвее будет. Посты соблюдала?

– Да у меня вся жизнь – сплошной пост Слишком много случайностей 3 глава. Аллергия на всё.

– Отвечай просто, да либо нет.

– Специально нет, не соблюдала.

– Матом бранилась?

– Было… один раз. Раскаиваюсь.

– В карты игралась? Гадала? Гороскопами и иной ворожбой занималась?

– Да.

– Аборты делала?

– Нет.

– Внебрачные связи имела?

– Да… но… не раскаиваюсь.

– Что означает «не раскаиваюсь»?

– Если я верно понимаю, то покаяние – это когда Слишком много случайностей 3 глава я решаю отречься от греха. А от любви я отрешаться не собираюсь и грехом её не считаю.

– Другими словами блуд ты грехом не считаешь?

– Я и блудом это не считаю.

Священник резко сорвал с головы Оксаны покрывало.

– Иди прочь! – сердито произнес он. – Пришла здесь ложью собственной разить. Последующий!

Ждя Слишком много случайностей 3 глава Лену Сергеевну в машине, Оксана морально готовилась к грядущей истерике. На данный момент друзья-подружки привезут её к машине и начнётся: «Ой, срам какой, опорочила меня на весь приход! Ооооой! Что обо мне люди поразмыслят?!!»

«Сама повинна! – на уровне мыслей репетировала Оксана. – Не нужно было тащить меня против воли Слишком много случайностей 3 глава. Вот и получила. Я тебя предупреждала!»

Но к удивлению Оксаны, в протяжении всей дороги мама горестно молчала на заднем сидение. Такое затишье предсказывало в особенности ужасную бурю. Уже практически около дома она осипло выжала из себя:

– Означает, в дом престарелых меня сдать решила?!

Оксана поначалу даже онемела.

– Что ты городишь?! – возмутилась Слишком много случайностей 3 глава она после маленький паузы.

Лена Сергеевна со свистом втянула в себя воздух и истерично в глас разрыдалась.

– Блин! – заорала Оксана. – То ты глухая-глухая, как что не нужно, так всё услышишь! Разве подслушивать не грех?! Ну и что толку от таковой исповеди?! – и она резко вдарила Слишком много случайностей 3 глава по тормозам около заезда во двор.

Лена Сергеевна по инерции ударилась о фронтальное сидение.

– Уничтожить меня хочешь?!

– Пристёгиваться нужно!

Далее всё было как в тумане. Пока Оксана везла мама до подъезда, та своими криками успела оповестить весь двор, что если с ней что-то случится, то это её отравила дочь. Пока подымалиь Слишком много случайностей 3 глава в лифте, она кричала, что в дом престарелых она ехать не вожделеет, «люди добрые, помогите, из дома родного выселяют». Заткнулась она, только когда увидела, как Оксана начала собирать свои вещи.

«Интересное совпадение! – пошевелила мозгами Оксана. – Поначалу вспомнилось, как сама в детстве вбила для себя в голову Слишком много случайностей 3 глава, что меня отдадут «Тараканищу», а на данный момент выплыл этот мамин абсурд. А вдруг она вправду?..» – Оксана аж вздрогнула от этой гипотезы. Ей даже в голову не приходило, что мать на полном серьёзе боится попасть в дом престарелых. Неуж-то дискуссии на данную тему не просто поводы для скандалов Слишком много случайностей 3 глава, а настоящая фобия, которая грызёт её длинноватыми, одинокими деньками и кошмарит ночами?

А бессердечная дочь только отмахивается и огрызается, когда мама пробует побеседовать. И ведь нужно же было ляпнуть такую чушь на этой дурацкой исповеди! И как она услышала?

Оксана горько усмехнулась и возвратилась на кухню старенькой «хрущёвки», где её дожидалась мать Слишком много случайностей 3 глава.

– Ну что? Получила кармический возврат? – спросила она, сняв старуху с паузы. – Хоть твои попки и говорят, что кармы не существует, но это конкретно она: сейчас ты не пытаешься осознать ужасы дочери, а завтра она точно так же не сумеет осознать твои. Не со зла и не из вредности, а Слишком много случайностей 3 глава просто поэтому, что ты не обучила её чуткости и сочувствию. Понимаешь?

Мать задумалась. Кожа её начала светлеть и подтягиваться, и равномерно лицо зополучило былую красоту. Сейчас они, как две подруги, посиживали за столом.

– Я вправду не могла осознать, – произнесла Лена. – Задумывалась, просто привередничает.

– Слава богу, всё можно Слишком много случайностей 3 глава поправить, – улыбнулась Оксана. Она сходила в спальню и принесла оттуда спящую малышку. – На данный момент ты её успокоишь и объяснишь, что никому, никогда, ни в коем случае вы бы её не дали.

– Подожди, не буди! – Губки мамы задрожали.

– Что?

– Я не могу!

– Почему?

Глаза Лены заполнились слезами и забегали-зашарили Слишком много случайностей 3 глава по углам кухни, как будто она что-то вспоминала.

– Я не могу ей этого сказать! Это будет ересь.

– Ересь? – Оксана села, прижав к груди спящую девченку. – Ты что, желала меня дать?

– Я? – Мать испуганно затрясла головой. – Нет… другими словами… да. Когда ты родилась, я чуть ли не оставила Слишком много случайностей 3 глава тебя в роддоме.

– Что за абсурд? – Кривая ухмылка попробовала удержаться на лице Оксаны, но сползла. – Ну-ка рассказывай!

– Нет, нет! Это всё позабыто и бывальщинаём поросло! Никто об этом не знает, а означает, считай, что и не было совсем!

– Рассказывай! – отдала приказ Оксана. – Если не хочешь оказаться в Слишком много случайностей 3 глава доме престарелых, то рассказывай!

Лена уронила голову на ладошки и разрыдалась.

– Хорошо, – примирительно произнесла Оксана, – это не по правде. Это мои фантазии, потому не страшись, рассказывай. К делу это не пришить. Неуж-то папа не желал на для тебя жениться? Не могу в это поверить!

– По сути любила-то я не Слишком много случайностей 3 глава твоего отца, а друга его, Вовку, – всхлипнув, выжала из себя Лена.

– Дядю Вову?!

– Да! – шепнула Лена. – Но я до самой погибели не признаюсь для себя в этом. Он же плебей был… бедняк из рабочей семьи.

– А ты?! – возмутилась Оксана. – Ты была такая же точно «плебейка»!

– Так поэтому мне и хотелось Слишком много случайностей 3 глава выкарабкаться из этих барачных низов. Красотой-то Бог не обделил, вот и возлагала надежды.

– И как для тебя мог в этом посодействовать папа? – опешила Оксана. – Он был из таких же рабочих.

– Не совершенно! Бабка-то твоя, еврейка, кем работала?

– Кем? На заводе… – вспомнила Оксана.

– На завод она Слишком много случайностей 3 глава устроилась уже позже, чтоб за последние годы пенсию для себя неплохую заработать.

А ранее она была торговцем в магазине. Профессия не престижная, заработная плата малая, зато связи большие. У Васьки и джинсы были, и пластинки престижные. А у Вовки что?

– И ты из-за джинсов…

– Не только лишь, – нахмурилась Слишком много случайностей 3 глава мать. – Вовку в армию забрали, а Васька остался. Его не взяли из-за астмы. А сох он по мне очень. Вот я и сдалась… Или пожалела его, или… А здесь раз и сходу беременность! Пришлось замуж выходить.

– А почему меня кинуть желала?

– Да не желала я. Просто… рядом со мной в Слишком много случайностей 3 глава палате дама лежала. И у неё ребёнок мёртвый родился. И видимо, не 1-ый уже. Вот она и давай меня упрашивать, чтоб я от тебя отказалась в её пользу. Типа, я юная, ещё успею. И я чуток было не согласилась.

– Неуж-то бы папа позволил?!

– А он бы Слишком много случайностей 3 глава и не вызнал. Произнесли бы, что это мой малыш погиб.

– И что тебя приостановило?

Мать задумалась.

– Не помню! – простонала она. – Я практически согласилась, и мне даже заявление уже принесли об отказе. И вдруг на меня что-то накатило… такое, что разъяснить не может быть. И как меня ни Слишком много случайностей 3 глава упрашивали подписать бумагу, так и не смогла. Ну, а когда родителям и супругу сказали, что девченка родилась, этот ужас как рукою сняло, да только уже поздно было.

– Ясно! – кивнула Оксана. – Выходит, это ты мой кошмар ощутила. А меня этот ужас позже всё детство преследовал.

– Прости меня! – опять разревелась мать Слишком много случайностей 3 глава.

– Просто сказать «прости». – вздохнула Оксана. – Наверняка, ещё легче сказать «прощаю», но вот вправду простить… – Она поглядела на Ксению, немного вздрагивающую во сне. – Ведь что такое «простить»? Даже само слово гласит, что это означает сделать всё проще. Как? Если уже нагородили такового, что созидать тихо друг дружку не можем? Если проще сейчас только Слишком много случайностей 3 глава разъехаться по различным квартирам? Как простить, мам?! Тем паче сейчас, когда я знаю, что не нужна была для тебя.

– Напрасно я это поведала, – всхлипнула мать.

– А я это всегда знала! Не понимала, но ощущала. И нрав мой под воздействием этих эмоций формировался. И сейчас ты пожинаешь то Слишком много случайностей 3 глава, что во время молодости собственной алчной посеяла.

– Но что все-таки мне сейчас делать-то? Как всё поправить? Естественно, я должна была за Вовку замуж пойти! Но тогда тебя бы вообщем не было!

– Была бы… только снаружи другая, и тараканы бы в голове другие были.

– Так давай всё переделаем! Ты Слишком много случайностей 3 глава же умеешь.

– Как это переделаем?! – возмутилась Оксана. – А папа? Нет уж, иметь в качестве отца дядю Вову я не согласна!

– Ты думаешь, он был бы нехорошим папой?

Оксана задумалась. Вспомнилось, как папа с дядей Вовой кидали её друг дружке как мячик, а она экзальтированно визжала: «Ещё! Ещё!» Она попробовала поменять Слишком много случайностей 3 глава их местами и представить, что её отец – дядя Вова.

«Не-е-т!» – заорала Ксения. Сердечко неистово заколотилось. Оксана раскрыла глаза и ударилась затылком о стенку.

– Даже не смей об этом мыслить! – отдала приказ она мамы, образ которой как и раньше глядел на неё умоляюще.

Оксана закрыла глаза и Слишком много случайностей 3 глава возвратилась «на кухню». Ксения пробудилась и испуганно оглядывалась.

– Что, малыш? – спросила Оксана. – Ужасный сон приснился?

Ксения кивнула.

– Не страшись. Мать с отцом никогда тебя никому не отдадут. Правда, ведь?! – обернулась она к Лене.

– Естественно! – закивала та. – Девченка моя! Как ты могла такое поразмыслить?!

Ксения кинулась в объятия матери Слишком много случайностей 3 глава и прижалась к ней. По телу побежали мурашки. И всё-таки чувствовалось, что ситуация не решена. «Сейчас мало передохну и попробую занырнуть ещё глубже», – пошевелила мозгами Оксана и легла.

Воронёнок

Александр вышел на «лысую» поляну, снял с плеч ранец и, щурясь, поглядел на солнце. Оно уже достигнуло зенита. Чтоб возвратиться домой Слишком много случайностей 3 глава засветло, нужно двинуться в оборотный путь не позднее чем через час. Он подошёл к камню и положил ладонь на прохладную мокроватую поверхность. «Здравствуйте!» – на уровне мыслей произнёс он, но не ощутил в ответ ничего, не считая еще одного напоминания желудка, что пора бы перекусить.

Александр вынул из Слишком много случайностей 3 глава ранца спальный мешок и положил его рядом с камнем, чтоб не посиживать на земле. Позже достал пакет с хлебом, пару солёных огурцов, помидоры, бутылку с водой и пластиковую банку с мёдом. С наслаждением схрустев огурцы и забрызгавшись помидоровым соком, он перешёл к десерту. Положив мёд прямо совместно с сотами на корку Слишком много случайностей 3 глава хлеба, он уже приготовился было выслать вкусный кусочек в рот, как вдруг на него снова нахлынуло «зашифрованное» воспоминание. Он застыл, опасаясь даже вдохнуть, но оно, прокатившись щекочущей волной по спине, опять безо всяких следов растворилось.

Александр с досадой отложил бутерброд и встал. Подойдя к камню и положив Слишком много случайностей 3 глава на него обе руки, он взмолился: «Кто-нибудь! Как вас там всех зовут?! Помогите мне осознать, вспомнить! Что я запамятовал?» Постояв так около минутки и не ощутив никаких ответов, он опять сел, поставил локти на колени и закрыл лицо ладонями.

Через некое время он ощутил чьё-то пристальное внимание. Подняв Слишком много случайностей 3 глава голову, увидел крупную чёрную птицу, которая стояла боком, рассматривая его. Для ворона она была мелковата, ну и оперение не имело синего железного отлива. Но для вороны птица была очень велика и очень черна. «Наверное, это самка ворона либо воронёнок», – представил Александр.

Заметив, что человек пошевелился, пернатое насторожилось и медлительно начало отходить Слишком много случайностей 3 глава, волоча по земле крыло. Александр взял кусочек хлеба и бросил ему. Птах захлопал здоровым крылом и отскочил на несколько метров. Через некое время воронёнок опасливо начал приближаться к лежащему на земле хлебу. Александр тоже взял своё «медовое пирожное» и начал есть.

«Воронёнок, воронёнок, – вертелось в мозгу. – Наверняка, не поделил Слишком много случайностей 3 глава местность с каким-либо взрослым самцом либо вороны побили. Не перезимует ведь».

Следя за Александром одним глазом, воронёнок начал скупо клевать хлеб. Прикончив его, он поднял голову и искоса поглядел на пакет с продуктами. Александр достал ещё один кусочек и протянул птице. Видимо, голод был посильнее ужаса, и, малость Слишком много случайностей 3 глава помедлив, птах подбежал, вырвал хлеб из руки и отпрыгнул на неопасное расстояние.

Александр открыл бутылку с водой и запил собственный умеренный обед.

«Воронёнок, воронёнок… – как будто заевшая пластинка звучало в голове. – Было бы здорово его изловить и приручить. Молвят, что вороны не ужаснее попугаев могут имитировать Слишком много случайностей 3 глава людскую речь. Оксана была бы счастлива».

Александр достал из пакета последний кусочек хлеба и показал птаху. Но тот, или уже наелся, или ощутил опасный план, отошёл к краю поляны и скрылся в лесу.

Вздохнув, Александр поглядел на солнце и решил, что пора выдвигаться в оборотный путь. Он встал, стряхнул с одежки крошки Слишком много случайностей 3 глава, сложил в ранец спальник и остатки пищи, на прощание обошел вокруг камня и вдруг ощутил головокружение, как будто от лёгкого опьянения. «Ну вот, – усмехнулся он, – вроде как испил с хозяевами в честь праздника». Но через минутку ему уже стало не забавно – дезориентация усилилась, а тело налилось тяжестью Слишком много случайностей 3 глава. Вспомнился рассказ Пелагеи, как она познакомилась со местными бестелесными жителями, в один момент уснув рядом с камнем. «Нет-нет, друзья! Мне спать нельзя! Идти уже пора, ну и холодно!» – обратился он к обладателям, но сознание продолжало покидать тело и растворяться в дрожащем воздухе. Не хотя веровать в вероломство духов Слишком много случайностей 3 глава и борясь с сонливостью, Александр попробовал поднять ранец, но пальцы не смогли зацепиться за лямку, колени подкосились.

«Ладно! Но только одну минуту», – разрешил он для себя и сел. Веки одномоментно слиплись, и перед очами замелькали сумбурные образы: стволы деревьев, колющиеся хвойные лапы, бьющие по лицу, хваткая сухая травка Слишком много случайностей 3 глава под ногами. Впереди чей-то клич. Кто-то засмеялся. Александр вздрогнул и открыл глаза. Всё стихло, только шорох ветра пробует вновь его убаюкать. Веки снова начали слипаться, но Александр натужился и встал. В груди похолодело. Появилось желание немедля сесть на место, но усилием воли он преодолел ужас и сделал шаг вперёд. Резко Слишком много случайностей 3 глава встряхнув головой, он услышал хруст шейных позвонков, позже потянулся до боли в мышцах и пару раз подскочил, чтоб совсем разогнать сонливость. Головокружение прошло. Александр развернулся, чтоб поднять ранец, и застыл в шоке, найдя себя самого, сидячего в той же позе: локти на коленях, лицо на ладонях Слишком много случайностей 3 глава.

Не моргая, несколько секунд он смотрел на собственного двойника, позже присел и осторожно потряс его за плечо. Тот встрепенулся, поднял лицо, открыл на мгновение глаза, но не успел даже сфокусировать взор, как опять заснул, начав заваливаться вбок. Александр аккуратненько посодействовал ему лечь.

«Я сплю? – опешил он, рассматривая свои руки Слишком много случайностей 3 глава и ноги. – Разумеется, что один «Я» дремлет и лицезреет сон, что другой «Я» стоит на поляне и лицезреет себя со стороны». Александр осмотрелся. Поляна светилась, воздух сверкал маленькими игловатыми снежинками, а небо было так прозрачно, что свет звёзд ощущался кожей лица. Осень пахла горьковатым золотом и стылой землёй.

«Я же Слишком много случайностей 3 глава замёрзну!» – озабоченно пошевелил мозгами Александр, но будить себя очень не хотелось. Тогда он опять вынул из ранца спальный мешок, расстелил и перекатил на него нечуткое тело. Позже застегнул молнию и поволок нелёгкий свёрток в лес, в то место, где летом на Купалу они ночевали с Оксаной. Уложив себя на Слишком много случайностей 3 глава пихтовое ложе, он набросал сверху ветвей с примыкающей лежанки. Тело, видимо, отогревшись, улыбнулось во сне.

«Хорошо, если за час высплюсь, – пошевелил мозгами Александр. – А если до вечера продрыхну? По мгле в лесу дорогу домой не найду. А ночкой может до сильного минуса температура свалиться. Небезопасно! Нужно придумать укрытие понадёжнее Слишком много случайностей 3 глава».

– Пойдём со мной! – услышал он сзади ломающийся глас ребенка.

Александр обернулся и увидел мальчишку. Низкий, смуглый, с длинноватыми чёрными волосами, которые, похоже, никогда не встречались с расчёской. Лицо было бы похоже на европейское, если б не азиатские глаза, на фоне кожи кажущиеся ярко-белыми. «Чудь белоглазая», – вспомнил Александр рассказы деда Слишком много случайностей 3 глава о загадочном старом народе, населявшем эти места.

Мальчуган исподлобья сверкнул белками, развернулся и пошёл вглубь леса, мало прихрамывая. Александр двинул за ним.

– Куда мы идём? – спросил он.

– Домой. Ты запамятовал?

Судя по направлению, они шли в сторону мёртвой деревни.

«А это мысль! – обрадовался Александр. – Наверное там сохранился Слишком много случайностей 3 глава хотя бы один дом с применимой для топки печью».

Но мальчик, как будто услышав его мысли, произнес.

– Здесь рядом развалины. Мы туда не пойдём. Там место гиблое, окаянное.

Скоро сосновый лес сменился светлой берёзовой рощей. Паренёк тормознул.

– Куда далее? – спросил Александр.

– Пришли. – Проводник показал рукою на некий тонкий камень, лежащий на Слишком много случайностей 3 глава земле.

– Что это? – Александр присел на корточки.

– Это очаг! Ну, вспоминай же!

Александр разгрёб ворох сухих листьев вокруг камня, и стало видно, что маленькая плоская плита лежит на таких же камнях, вертикально вкопанных в землю.

«Где-то я такое уже лицезрел, – натужил память Александр. – Мне это снилось! Да Слишком много случайностей 3 глава, естественно! Таковой же очаг был в шатре старика, к которому приходили послы какого-то народа».

– Отец трёх величавых родов обучил нас их строить. Такие очаги были у всех. Когда создавалась новенькая семья, создавался и новый очаг.

– Отлично, но как мне это поможет переночевать? – озадачился Александр.

– Это ты уже сам Слишком много случайностей 3 глава думай, – усмехнулся мальчуган. – Ты просил посодействовать вспомнить. Я пробую сделать конкретно это.

– И на том спасибо! Как тебя звать?

– Я взял для себя имя Ворон! Но… так и не успел пройти посвящение. – Глаза паренька сузились и увлажнились. – Они должны были провести его после моей первой битвы, но… – Он отвернулся и резко Слишком много случайностей 3 глава, прерывисто задышал.

– Хорошо. – Александр положил руку на его пушистую голову. – Давай поначалу построим шалаш, а позже ты мне всё расскажешь.

Воронёнок кивнул.

– Пойдём. Тут есть подходящий очаг, – и он направился в сторону густой берёзовой поросли.

Очаг вправду оказался подходящим. Александру не пришлось даже выдумывать, где брать Слишком много случайностей 3 глава жерди для свода. Тонкие стволы возрастающих вокруг берёз оказалось довольно легко пригнуть к центру над камнем и скрепить ветвями, чтоб вышел низкий шалаш вроде палатки. Излишние деревца из центра пришлось вырубить. На скелет шалаша Александр набросил полиэтиленовый плащ, сверху приладил еловые ветки и утеплил сухой травкой. На пол настелил пихтового лапника Слишком много случайностей 3 глава.

Пока он возился со строительством, Воронёнок натаскал дров. До пришествия ночи было надо как надо прокалить камешки.

– Ух ты! Какие пламенные палочки! – опешил мальчик, когда Александр развёл костёр в доисторическом камине.

– А вы как огнь добывали? – спросил Александр, протягивая ребёнку коробок.

– А у нас он был всегда. Его хранили, передавали Слишком много случайностей 3 глава из 1-го очага в другой. А позже… когда я уже у белоснежных жил, они его кремнем высекали. Огниво именуется. Но спички – это намного увлекательнее!

– Но спички детям не игрушка! – сделав серьезный вид, произнес Александр и, забрав коробок, упрятал его назад в ранец. – Так! Сейчас нам нужно как-то притащить Слишком много случайностей 3 глава сюда тело.

– Да что его тащить? – буркнул Воронёнок. – Куда оно без тебя-то? На данный момент проспится малость, яд из крови выйдет и приползёт само как миленькое.

– Яд? Какой яд? Ты о чём?

Воронёнок укоризненно покачал головой.

– Ещё разобраться нужно, кто из нас ребёнок, – проворчал он.

– Извини Слишком много случайностей 3 глава! Естественно, ты уже взрослый. Просто в нашем мире люди твоего возраста ещё числятся детками.

– В каком это «вашем мире»? – саркастически искривился ребенок. – Где этот «ваш мир»?

– Я имею в виду современный мир. Но ты не уходи от вопроса! Какой таковой яд должен выйти из моего тела?

– Медовый! Какой ещё-то?!

– Да Слишком много случайностей 3 глава ты что?! Откуда в дедовых колодах вересковый мёд? Я ж сейчас днем самолично из бидона накладывал.

– Всё правильно. Он так и лежит нетронутый.

– Как? – Александр открыл ранец, запустил туда руку и вынул пластиковую банку, доверху забитую медовыми сотами.

– А что все-таки я тогда сейчас ел Слишком много случайностей 3 глава? – опешил он.

Воронёнок тоже запустил руку в ранец и вынул ещё одну точно такую же банку.

– Пелагея для тебя из торбы наложила и дала. Запамятовал?

– Погоди! Но я же его вынул, когда домой пришёл, и на далекую полку шкафа запихнул, чтоб никто ненамеренно его опять не нажрался!

– А я достал и закинул Слишком много случайностей 3 глава назад в ранец.

– Ты?!

– Оххх… неуж-то ты до сего времени не сообразил, что я – это тоже ты.

– Нет… я задумывался, ты один из местных духов.

– Нет никаких местных духов, – рассмеялся Воронёнок.

– Как нет?

– Если нет людей, то нет и духов. Понятно? Пелагея тут собственных духов лицезрела, Оксана – собственных Слишком много случайностей 3 глава, ты – собственных. Этот камень – он как магнитофон. Какую кассету вставишь, такую музыку и услышишь. Тебя в детстве дед притчами про Сирин веселил, вот она для тебя и явилась. А Оксане Лель приснился – плод её детских любовных фантазий.

– Стоп! Но как тогда… Сирин произнесла, что они в Слишком много случайностей 3 глава этом камне хранятся как файлы.

– И что? В чём противоречие с моими словами?

– Как в чём? Ты мне голову не морочь! Давай рассказывай, кто ты таковой!

Воронёнок по-взрослому вздохнул и поглядел вдаль.

– А что толку? Когда зомби твой оклемается, ты ж снова всё забудешь!

Александр проследил за взором мальчишки и Слишком много случайностей 3 глава увидел, как закутанное в спальный мешок тело прорывается напрямик через густую поросль, даже не пытаясь находить дорогу поординарнее.

– Гляди ты! И впрямь само идёт!

А тело, упершись в берёзовый ствол, обняло его, мало передохнуло и, кивнув дереву в символ благодарности за поддержку, двинулось далее известной походкой живых мертвецов Слишком много случайностей 3 глава.

– Подожди, приведу его, а то искалечится, – засмеялся Воронёнок и побежал ему навстречу.

Позже они совместно уложили тело в шалаш и, подкинув в очаг дров, возвратились к разговору.

– Помнишь, на болоте дед говорил про различные уровни сознания?

– Помню, естественно, – кивнул Александр.

– «Конечно!» – возмутился Воронёнок. – А пока был типа в сознании, не Слишком много случайностей 3 глава помнил ни черта!

– Как не помнил?

– А так! Докторы попытались, и память оказалась разрушена. Ты не помнил ничего из того, что вышло на болоте. Только какие-то клочки. Мы пробовали до тебя достучаться, ты пробовал услышать, но не мог сконцентрироваться.

– И когда я очнусь, снова всё забуду?!

– Вероятнее всего Слишком много случайностей 3 глава, – вздохнул Воронёнок.

– И что все-таки делать?!

– Помнишь упражнение, которое отдал дед?

– Какое? То, где нужно поначалу представить для себя действие, а позже его выполнить?

– Да. Придумай, как сделать так, чтоб ещё и этот, – он поглядел в сторону храпящего тела, – когда проснётся, тоже вспомнил!

– Записать нужно.

– Так Слишком много случайностей 3 глава записывай!

– Чем? И на чём?

Воронёнок закатил глаза и взялся руками за голову.

– О боже! И этот человек именует меня ребёнком!

– А ты не мог ещё и ручку с тетрадкой в ранец закинуть? – проворчал Александр, роясь в ранце.

– Не мог! Занят был спасением хижины от пожара.

– О! Так это ты кастрюлю грохнул Слишком много случайностей 3 глава, чтоб я очнулся и вспомнил про кашу?! Только не усвою: как ты сумел её на пол уронить, а позже поднять назад? Ведь ты бестелесный.

– Ха! Так ведь и ты тоже! – засмеялся Воронёнок. – Но это не воспрепядствовало для тебя достать вилку из розетки.

– Да? – Александр озадаченно поглядел на свои руки Слишком много случайностей 3 глава. – И как я её достал?

– Я же для тебя говорю: бесполезно разъяснять. Всё равно ты осознание с этого уровня на нижний не спустишь.

– Ничего не бесполезно! – Александр взял ножик, встал и срезал с одной из берёз кусочек коры. Позже отвернул воротник и достал приколотую там иголку Слишком много случайностей 3 глава с нитью. Позже он опять сел рядом с Воронёнком и начал нацарапывать упражнение деда.

Опознание

Сержант Вишняков показал своё удостоверение лысому мужчине в белоснежном халатике и спросил о здоровье гражданки, которую доставили ночкой с приступом астмы. Доктор пожал плечами и ответил что-то непонятное. Вишняков произнес, что срочно должен забрать её назад в Слишком много случайностей 3 глава отделение. Доктор поднялся, взял очки и, жестом попросив сержанта подождать, зашаркал стариковской походкой по коридору в сторону палаты, где лежало тело Оксаны. Она улыбалась, смотря на него сверху.

По ту сторону окна наконец полетела 1-ая снежная крупа. Она сыпалась на капот «Мерседеса», который стоял кое-где не там, где Слишком много случайностей 3 глава Оксана его оставила. Из багажника вынули всё. Костюмчики и шубки уже отданы в химчистку и скоро появятся в магазинах «секонд-хенд». Машину собираются перекрашивать, но эти мелочи совершенно не тревожили парящую в пространстве душу Оксаны.

Остановившись над телом, доктор по старинке взял его за запястье и Слишком много случайностей 3 глава начал считать пульс. Тело очнулось, и душе пришлось возвратиться в неприятную действительность.

Её привезли в отделение и завели в кабинет. Вишняков указал на ряд стульев, стоящих у стенки.

– Присаживайтесь на хоть какое место, – произнес он. – На данный момент приведут статистов и начнём опознание.

Оксана с облегчением села. Её мало штормило, но в Слишком много случайностей 3 глава общем самочувствие было обычное. Невзирая на все эти абсурдные действия, в душе правило необычное спокойствие. Она пробовала было поразмышлять над тем, как будет обосновывать, что потерпевший обознался, если он её вдруг опознает, но мысли потухали, мыслить было лень. Оксана опять начала проваливаться в полудрёму.


slitnoe-i-razdelnoe-napisanie-ne.html
slitnoe-razdelnoe-i-defisnoe-napisanie-narechij.html
slivaemsya-s-prirodoj-moe-izbavlenie-ot-zaikaniya.html